Підручники

М'ясоїд П. А. Загальна психологія:

Система понять і категорій психології. Психологія як наука. Становлення психології. Етапи історичного поступу психології. Міфологічний етап. Філософський етап. Науковий етап. Формування засад наукової психології. Напрямки психології у XX ст. Психологія у пошуках свого предмета. Психологія як система знань. Психологія серед інших наук. Методологічні принципи психології. Методи психологічного дослідження. Основна проблема психології. Мозок і психіка. Буття і свідомість. Людина і світ. Розвиток психіки. Психіка у філогенезі та історіогенезі. Типи і форми поведінки організмів. Стадії розвитку психіки. Виникнення первісної свідомості. Онтогенез психіки. Психічний розвиток на рівні організму. Психічний розвиток на рівні індивіда...

Аболіна Т. Г. Етика: Предмет і завдання етики. Етика як філософська теорія моральності. Предмет етики й особливості етичних знань. Актуальні проблеми етики та їх значення для розв'язання загальнолюдських проблем. Основні етапи й напрями розвитку етики. Періодизація історії етики. Етична проблематика марксистської філософії. Основні лінії розвитку вітчизняної етичної думки. Типологізація етичної думки. Походження та історичний розвиток моралі. Значення філософсько-етичного дослідження процесу походження та розвитку моралі для духовно-морального самовизначення людини. Особливості морального життя в умовах первісно-родової общини. Історичне виділення моралі у сферу вільного вибору особистості між добром і злом...

БАЛИЕВ Никита Федорович

(наст. фам., имя Балян Мкртич Асвадурович) (9.1876 (по др. св. 18771, обл. Войска Донского - 4.9.1936, Нью-Йорк) - актер, режиссер, конферансье. Из купеческой семьи. Окончил Практическую академию в Москве, владел несколькими европейскими языками: пытался заниматься коммерцией, но неудачно. Любитель театра и страстный игрок. В 1906, путешествуя в компании с приятелем Н.Тарасовым (миллионером, изысканным и всесторонне талантливым человеком), познакомился в Берлине с артистами Московского Художественного театра (МХТ). Оказав театру, испытывавшему финансовые затруднения, материальную помощь, Б. и Тарасов стали его пайщиками, а Б. к тому же - секретарем В.Немировича-Данченко. Так, благодаря случайности, осуществилась мечта Б. о театре. Однако помехой на пути к сцене была его неартистическая внешность. Полный, с лицом подобным луне, маленькими, умными, насмешливыми глазами, он становился объектом нередко обидных шаржей и карикатур. И всетаки Б. настойчиво добивался возможности войти в состав труппы. С 1908 он начал играть эпизодические, порой бессловесные роли (Хлеб в "Синей птице", Шарманщик в "Анатеме", Гость в "Жизни человека"); безуспешно просил доверить ему более серьезные роли. Талант Б. неожиданно раскрылся в т.н. капустниках Художественного театра, где Б. выступал в роли конферансье, демонстрируя свое остроумие, находчивость, способность к импровизации. Томясь бездействием, Б. проводил свободное время, кроме ресторанов и скачек, в вырезывании различных карикатур, комических рисунков из иностранных журналов и сочинении к ним куплетов, частушек, шансонеток. Фигурки в его руках действовали, разговаривали. Так рождался будущий театр. Чтобы сделать капустники более регулярными (обычно они устраивались 2-3 раза в сезон), Б.
вместе с Тарасовым и некоторыми актерами МХТ снял подвал в доме Перцова напротив храма Христа Спасителя и открыл ночное кабаре артистов МХТ "Летучая мышь". К серому сводчатому потолку была подвешена эмблема - ночной зверек, на большом столе горела толстая, высокая свеча, лежала книга, где посетители оставляли автографы. Это был закрытый клуб для общения людей искусства. Среди выступавших можно было увидеть знаменитых актеров: В.Качалова, И.Москвина, О.Книппер-Чехову, В.Лужского, А.Коонен и др. Интеллигентность, вкус, артистичность актеров театра пронизывали всю атмосферу кабаре, Балиевские шутки и пародии попадали точно в цель, но обижаться здесь было не принято. Обращенные прежде всего на свой театр (МХТ), они обнажали и высмеивали скрытые неурядицы и конфликты. В одной из первых поставленных Б. пародий (на "Синюю птицу") вместо живых актеров действовали марионетки. Сделанные скульптором Н.Андреевым, они отличались портретным сходством, в том числе с руководителями МХТ.
Остроумец и весельчак, Б. в жизни был часто молчалив, раздражителен, угрюм. Не выносящий покоя и одиночества, он оставался закоренелым холостяком. Его всегдашнее недовольство собой в сочетании с энергией и настойчивостью заставляло осуществлять новые замыслы, искать новые формы, Из перцовского подвала "Мышь" выгнало наводнение 1909. Другой подвал был снят в Милютинском переулке, 16. Здесь кабаре изредка начало давать платные представления, становясь "полуоткрытым". Б.
"дирижировал" всем ходом создаваемых им представлений, сам исполнял номера: имитировал шансонетку, "пел" острые куплеты, читал "лекцию о хорошем тоне", в паре с Б.Борисовым (оба в клоунских костюмах) вел злободневный диалог. Продолжали ставиться пародии на спектакли МХТ: "Гамлет", "Пер Гюнт", "Екатерина Ивановна" и др. В прежней "клубной" обстановке проводились веселые чествования М.Савиной, Л.Собинова, О.Садовской, М.Блюменталь-Тамариной. Но постепенно "Летучая мышь" превращалась в открытый театр-кабаре, спектакли с продажей билетов шли регулярно, 4 раза в неделю. Полновластным хозяином театра становился Б., вся его жизнь оказалась связанной с "Летучей мышью", равно как и последняя обязана ему своим существованием и славой.
В труппу Б. пригласил артистов московских и петербургских театров (Т.Дейкарханову, Е.Хованскую, Е.Маршеву, ЛКолумбову, А.Гейнц, Вл.Подгорного, Я.Волкова и др.): постоянные гастролеры - артист Театра Корша Б.Борисов, исполнитель песенок Беранже В.Хенкин. В качестве авторов Б. привлек редактора журнала "Рампа и жизнь" Л.Мунштейна, поэтов Б.Садовского, Т.Щепкину-Куперник, композиторов В.Гартевельда, А.Архангельского, балетмейстера К.Голейзовского. Летом 1912 театр совершил первую гастрольную поездку: Киев, Днепропетровск, Ростов и др.; начались ежегодные успешные гастроли в Петербурге.
В Москве театр обосновался в 1914 в подвале дома Нирнзее в Большом Гнездниковском переулке. Зрительный зал на 350 мест: расписанный художником С.Судейкиным занавес: уютно обставленные мебелью красного дерева фойе, на стенах картины, карикатуры, шаржи. Несмотря на 5-рублевые билеты (в стоимость, кроме представления, входил бокал шампанского), в театре, сохранившем атмосферу элитарности и непринужденности, были неизменные аншлаги. В антрактах Б. играл роль гостеприимного хозяина.К.Станиславский отмечал "неистощимое веселье, находчивость, остроумие" Б.; его отличала "смелость, часто доходящая до дерзости, умение держать аудиторию в своих руках, чувство меры, умение балансировать на грани дерзкого и веселого, оскорбительного и шутливого, умение вовремя остановиться и дать шутке совсем иное, добродушное направление". "Человек на грани двух миров, мира подмостков и зрительного зала", - писал о Б.Н.Эфрос. Свою заслугу Б.
видел в том, что перевел жанр западноевропейского кабаре "на язык русских осин". Б. создавал "миниатюры стиля"; инсценированные стихотворения и анекдоты: пародии на "жестокие романсы"; "ожившие" картины ("Бабы" Ф.Малявина), куклы ("Вятские игрушки", "Парад деревянных солдатиков"), сцены в духе стилизованного искусства XVIII в. ("Под взглядом предков", "Старинный фарфор"). Использовал модные песенки и танцы, шарады, скороговорки, каламбуры. Тонкая режиссура Б., выверенность пластики и ритмического рисунка обеспечивали мгновенные переходы настроений от грустного и даже трагедийного к заразительно веселому. В годы 1-й мировой войны Б.
включил в репертуар злободневные сценки Дона-Аминодо "Серая шинель", пародию "Сон Вильгельма", драматические песенки "Женщина в трауре", "Мать" и др.: считал, что "в годину народного бедствия" спектакли "Летучей мыши" должны вызывать "хохот сквозь слезы". Б. ставил больше спектаклей по классическим произведени ям: "Казначейша" (М.Лермонтов), "Бахчисарайский фонтан", "Граф Нулин", "Пиковая дама" (А.Пушкин), "Нос", "Шинель" (Н.Гоголь), рассказы А.Чехова, стихотворения И.Тургенева, Ф.Сологуба и др. Благодаря режиссуре Б.
рождался особый жанр сценической миниатюры: событийный ряд выстраивался в серию стремительно менявшихся эпизодов наподобие кадров кинематографа, решенных преимущественно пластическими и живописными средствами.
Б. приветствовал Февральскую революцию (гротеск "В 12 часов по ночам", сценки Мунштейна "Страницы истории русской революции"), гордился тем, что его театр "внес посильную лепту в завоевание Свободы". Рецензенты утверждали, что театр "окрасился в красный цвет". Однако приспособиться к новой обстановке, к "гулу проклятий, злобы, ненависти", к новому составу публики, особенно после октябрьского переворота, Б. не сумел. Сотрудничество с новыми авторами {Н.Тэффи, А.Толстой, И.Эренбург), постановка оперетт Оффенбаха, поездка (в конце 1918- начале 1919) в Киев и Одессу не изменили положения. 12.3.1920 торжественно отмечался очередной юбилей театра. Затянувшееся из-за множества чествований до 2-х часов ночи представление стоило Б. штрафа и трех суток ареста. Вскоре после этого "Летучая мышь" отправилась на гастроли по Кавказу, а оттуда за границу. В Москве остался богатый театральный гардероб, библиотека. С Б, выехала небольшая часть труппы, Уже первые спектакли в парижском театре "Феллина", затем в лондонских "Апполо", "Колизеум" прошли с триумфальным успехом. Затем последовала Америка: Нью-Йорк, Голливуд, Лос-Анджелес и др. Поначалу игрались старые программы. Преобладали пантомимы, вокальные и танцевальные номера; комический эффект достигался также английским и французским произношением Б. "Тайме" писала, что представления "Летучей мыши" притягательны удивительным сочетанием вкуса с эксцентричностью, и оба эти качества особенно ярко обнаруживаются в личности Б. Постепенно обновляя состав труппы и репертуар, попеременно посещая с театром США и европейские страны (а затем и Латинскую Америку и Южную Африку), Б.
закрепил за собой репутацию "истинного мастера своего дела" {К.Бальмонт). М.Сарьян писал по заказу Б. декорации к пантомиме "Зулейка" (1926). В парижском театре "Мадлен" Б. поставил инсценировку "Пиковой дамы" на французском языке (1931). Согласно оценке оформившего спектакль Ю.Анненкова, Б. впервые дал решение пушкинской новеллы, более адекватное Пушкину, чем либретто оперы Чайковского. Оставаясь в центре культурной жизни русского зарубежья, Б. проводил вечера отдыха, конферировал с Н.Тэффи, И.Одоевцевой, посещал гастроли советских театров. "Великая депрессия" 1929 уничтожила состояние Б., страсть к игре завершила разорение.Б.
пытался создать в Париже "Театр русской сказки", готовил постановку "Руслана и Людмилы" с декорациями С.Чехонина. Но удержать театр не удалось, он закрылся в 1934.
Последние годы жизни Б. провел в США, выступал как конферансье в больших ревю, пытался сниматься в Голливуде. Весной 1936 работал в маленьком, созданном им, кабаре в подвале нью-йоркского отеля "Сен-Мориц". В мае кабаре закрылось.Б. хлопотал о гастролях, ездил к импрессарио; в такси случился инсульт.


© 2009-2022  librarium.inf.ua